Прорицание вёльвы

Прошу меня слушать,
Священные роды,
Большие и малые
Хеймдаля дети.
Ты хочешь, павших отец,
Поведала чтобы,
Что помню
Про древних существ.

Ётунов помню,
Исполинов старинных,
Которые нянчили
Когда-то меня.
Помню девять миров,
Великанш девять,
Великого дерева
Длинные корни.

Ничего в те
Времена не было:
Ни песка, ни моря,
Ни прохладных волн.
Не видать суши,
Высокого неба;
Только бездна широкая,
Трава не росла.

Бёра сыны
Сушу подняли,
Создали там
Славный Мидгард.
Южное солнце
Светило на горы,
Земля поросла
Пореем зеленым.

Южное Солнце -
Сестра Луны -
Руку по краю
Небес протянуло.
Солнце не ведало
Своего дома,
Луна не ведала
Власти своей,
Звезды не ведали,
Где им сиять.

Тогда уселись
На троны судейские
Боги святые,
Держали совет.
Дали названия
Ночи и детям ее:
Утру и вечеру,
Полудню
И дню,
Дабы годы считать.

Асы пришли
На Ида-поле:
Возвели храмы,
Высокие капища,
Строили кузни,
Сплавили руды,
Щипцы отковали,
Орудья другие.

Во дворе весело
В тафл играли,
Нужды о золоте
Не знали еще.
Но им явились
Из Ётунхейма
Телом могучие
Три великанши.

Тогда вернулись
На троны судейские
Боги святые,
Держали совет:
Кто создавать
Станет род гномов
Из бедер Блаина
И крови Бримира?

И вот Модсогнир
Явился, из всех
Гномов сильнейший,
За ним следом Дурин;
В земле налепили
Немало гномов,
Схожих с людьми,
Как Дурин сказал.

Нуи, Ниди,
Нордри, Судри,
Аустри, Вестри,
Альтёфр, Двалин,
Нар и Наин,
Нипинг, Даин,
Бифур, Бафур,
Бёмбур, Нори,
Ан и Анар,
Оин, Мёдвитнир.

Вег и Гандальф,
Виндальф, Торин,
Трарь и Траин,
Тек, Лит и Вит,
Нир и Нирад.
Назвала гномов -
Также Регин и Ратсвит -
Правильно я.

Фили, Кили,
Фундин, Нали,
Непти, Вили,
Наннар, Свиур,
Биллинг, Бруни,
Бильд и Бури,
Фрарь, Хорнбори,
Фрэг и Лони,
Ауванг, Яри,
Эйкиншяльди.

Теперь я гномов
Рода Двалина
Назову людям,
До Лофара-гнома:
Покинули те
Прибежища в скалах,
Болота прошли
И вышли к пескам.

Там были Драупнир
И Долгтрасир,
Харь, Хаугспори,
Хлеванг, Глоин,
Дори, Ори,
Дуф, Андвари,
Скирфир, Вирфир,
Скафид, Аи,

Альф и Ингви,
Эйкиншяльди,
Фялар и Фрости,
Фин и Гиннар.
Всегда им почет,
Пока длится век, -
Предкам-отцам
Лофара-гнома.

Потом трое асов,
Прекрасных и мощных,
Отправились в путь,
Увидали жилище:
Бессильных совсем
На суше нашли
Аска и Эмблу,
Еще без судьбы.

Дыхания не было,
Ума не имели,
Обличья, повадок,
Красивого цвета.
Один дал дух,
Хёнир дал ум,
Лодур дал облик
И красивый цвет.

Ясень, я знаю, стоит,
Иггдрасилем зовется;
Древо большое питает
Белая глина.
Там возникает роса,
Выпадает в долинах.
Ясень зеленый растет
Над Урд-родником.

Там девы явились,
Знавшие много -
Трое из озера
Того, что у древа.
Одну зовут Урд,
Вторую Верданди -
На дощечках чертили, -
А третью Скульд.
Законы назначили,
Задали жизни
Детей человека,
Людскую судьбу.

Помню войну
Первую в мире,
Когда закололи
Гюльвейг копьем
И в зале седого
Сжигали ее.
Трижды сжигали,
Трижды рождалась,
Снова и снова,
А она все жива.

Хейд ее
В домах называли:
Умелая вёльва
Внемлила духам,
В исступленьи владела
Властью волшебной;
Ей женушки злые
Завсегда рады.

Тогда уселись
На троны судейские
Боги святые,
Держали совет:
Асам делиться
Данью пристало ли,
Или же быть
Богами едиными?

Один копье
Кинул в противника -
Все шла первейшая
В мире война.
Но рухнули доски
Асовой крепости,
Колдуны-ваны
Внутрь забежали.

Тогда уселись
На троны судейские
Боги святые,
Держали совет:
Кто разрушенья
Везде учинил
И ётунам отдал
Женщину Ода?

Тор в одиночку
Нанес удар гневный -
Едва ль усидит,
Как услышит такое.
Обеты разрушены,
Слова, договоры
И между ними
Мощные клятвы.

Знаю, где ухо
Запрятано Хеймдаля:
Под древом тенистым,
Святым.
Вижу ручей
Глинистый, бурный,
Отцом павших обещан.
Еще хочешь знать или нет?

Одна я сидела,
Как старик появился:
Жуткий сын асов
Смотрел мне в глаза.
«Что хотят боги?
Зачем проверяют?
Все мне, Один, известно.
Где оставил свой глаз -
В могучем
Роднике Мимира.
А Мимир мед пьет
Каждое утро
Из обета павших отца».
Еще хочешь знать или нет?

Отец вождей мне
Выбрал кольца и бусы,
Мысли дал мудрые
И мудрость духов.
Как следует вижу
Каждый мир.

Издалёка, я видела,
Валькирьи сходились,
Готовы скакать
В страну богов.
Скульд щит держала,
С ней рядом Скёгуль,
Гюнр, Хильд, Гёндуль
И Гейрскёгуль.
Вот перечислены
Вождя владык девы;
Взлететь над землей
Валькирьи готовы.

Я видела Бальдра,
Покрытого кровью -
Одина сына;
Судьба его скрыта.
Дерево высится
Посреди поля,
И гибкий, красивый
Омелы клубок.

Тот росток стал,
Такой тонкий и нежный,
Смертельным копьем,
Что кинул Хёдр.
Но Бальдура брат
Быстро родился:
Одна ночь минула -
Сын Одина бился.

Не мыл прежде рук,
Волос не чесал,
Пока Бальдра убийцу
В костер не положит.
И плакала Фриг
В палатах болотных -
Горесть Вальхалы.
Еще хочешь знать или нет?

Смог тогда Вали
Веревки сплести:
Крепкими вышли
Из кишок узы.

Я видела пленника
В роще с горячим ключом:
Не отличишь
От подлеца Локи.
Рядом с ним Сигюн,
Не счастлива вовсе,
Что муж ее здесь.
Еще хочешь знать или нет?

Течет с востока поток
По отравленным долам
Саксов, мечей -
Страшным зовется.

Стояла на севере
На сумрачном поле
Палата из золота
Племени Синдри.
Второй дворец -
На вулкане
Бражный зал ётуна,
Бримиром звался.

Еще дворец видела,
Далекий от солнца,
На берегу трупов,
Дверью на север.
Сквозь дымоволок
Стекает яд внутрь,
Сплетены стены
Из скелетов змеиных.

Видела: топи
Вброд переходят
Присяг нарушители,
И убийцы-преступники,
И любодеи с чужими
Милыми женами.
Нидхёг там
Трупы обсасывал,
А бирюк раздирал.
Еще хочешь знать или нет?

На востоке сидела
Старуха в железном лесу,
Брюхата
Детьми была Фенрира.
Из приплода того
Такой был:
Сынок в шкуре троля
Взял с неба Луну.

Питается он
Покойников телом,
Жилища богов красит
Кровью запекшейся.
Летнее солнце
Становится черным,
Начинается буря.
Еще хочешь знать или нет?

Сидел на кургане,
На арфе бренчал
Пастух великанш,
Веселый Эггтер.
Над ним кукарекал
На дереве висельном
Алый петух
По имени Фялар.

Горланил над асами
Золотой гребень:
Отца вождей он
Воинов будит.
Другой под землей
Петух кукарекал -
Сажево-красный
Дворца Хель кочет.

Гарм лает громко
У Гнипа-пещеры.
Жадный сорвался
С цепи и несется.
Прошлое ведаю,
И вперед знаю:
Рагнарёк, горький суд
Над святыми богами.

Себе на погибель
Пойдет брат на брата,
Дети сестер
Сродство запятнают.
В мире раздор,
Распутство большое.
Век меча, топора,
Все разбиты щиты.
Век ветра и волка,
Вот-вот мир погибнет,
Другого никто
Не будет щадить.

Сыны Мима играют,
Но судьбу прояснят
Призывного рога
Ревущие звуки.
Хеймдаль звонко трубит,
Рог поднял к небу.
Говорит Один
С головой Мима.

Весь содрогнулся
Ствол Иггдрасиля;
Ётун свободен,
И старый взвыл ясень.
Идущие в Хель
Испуганы очень;
Сородичи Сурта
Сейчас их проглотят.

Что томит асов?
Что томит эльфов?
Ётунхейм весь стенает,
Собрались асы в тинг.
У гранитных дверей
Гномы заохали,
Хозяева скал.
Еще хочешь знать или нет?

Хрим шагает с востока,
Высоко держит щит.
В ётунской злости
Змей извивается,
На волнах он шипит.
Орел, бледный от гнева,
Рвет тела и ликует.
Нагльфар отплывает.

Идет лодка с востока
Из ногтей мертвецов,
Люди Мюспела в ней,
А Локи за кормчего.
Плывут великаны
Все вместе с жадным,
На палубе брат
Билейста с ними.

Сурт движется с юга
И держит огонь;
От меча его свет -
Солнце ратных богов.
Горы столкнулись,
Готовятся ётунши,
В Хель поднялись народы,
И небо расколото.

Заступницу ждет
Вторая печаль,
Когда Один с волком
Воевать будет,
А на Сурта пойдет
Светлый Бели убийца;
Фриг тогда предстоит
Потерять дорогого.

Вот сын могучий
Своего отца-воина,
Витар, хочет напасть
На злое чудовище.
Мечом достает
До самого сердца
Отпрыску Хведрунга -
За отца отомстил.

Другой сын могучий
Мудрого Одина
И Хлодин-земли
Нападает на змея.
Его рубит на части
Ревнитель Мидгарда;
Люди дома
Покидают и смотрят:
Семь шагов делает
Сын Фёргин-земли -
И упал от гадюки
Укуса бесстыжего.

Солнце темнеет,
Земля тонет в море,
Падают с неба
Светлые звезды.
Повсюду дымы,
И пламя бушует;
Жар достигает
До самого неба.

Новое время,
Вижу, приходит.
Земля поднялась,
Зеленая снова;
Водопады рокочут;
Реет орел
Высоко меж холмами,
Рыб добывая.

Асы приходят
На Ида-поле,
Того обсуждают,
Кто землю опутал;
Про роковое
Прошлое думают
И древние руны
Державца богов.

Затем найдут
Золотые, красивые
Фигурки для тафла
В траве -
Ими в прошлом
Владели они.

Поля без сеянья
Станут расти,
Вред будет исправлен,
И Бальдр придет.
Живут Хёдр и Бальдур
В чертогах мудрого -
Торжественных храмах.
Еще хочешь знать или нет?

Затем Хёнир научится
Гадать по дощечкам,
И заживут
Двух братьев сыны
В небесном доме.
Еще хочешь знать или нет?

Вижу солнца
Светлее дворец
На Гимле-скале,
Свод золотой;
Для тех построен
Достойных хозяев,
Что будут жить
В блаженстве всегда.

Затем могучий приходит,
Правосудье вершит,
С неба тот сильный,
Что правит над всеми.

Темный затем
Дракон прилетает,
Сверкающий змей
С кряжей ночных.
Нидхёг в перьях своих,
Над полями паря,
Трупы несет.
Теперь я исчезаю.